mba
mba
Управление – это отдельная профессия
аналитика, статьи, бизнес образование, mba, Управление – это отдельная профессия
     
 
mba

Управление – это отдельная профессия

 Другие статьи
 

Управление – это отдельная профессия


Эксперты подводят итоги Гайдаровского форума, который проходил на площадке Российской академии народного хозяйства и государственной службы с 16 по 18 января. Особое внимание уделено подготовке нового поколения управленцев и бизнес-образованию. Проректор РАНХиГС, директор Института бизнеса и делового администрирования Сергей Мясоедов в интервью «ФедералПресс» рассказал о главных вызовах современности, с которыми сталкиваются управленцы, и о специфике бизнес-образования в России.

СЕРГЕЙ МЯСОЕДОВ - Лауреат премии Правительства РФ в области образования за 2011 год. Проректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС). Директор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС. Президент Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО).

Сергей Павлович, на Гайдаровском форуме вы выступаете в качестве модератора нескольких сессий, где обсуждаются вопросы бизнес-образования в России и подготовки нового поколения управленцев. Расскажите об основных проблемах бизнес-образования в нашей стране.

- У бизнес-образования есть несколько проблем или несколько целей и задач, связанных с перестройкой и адаптацией под новые условия. Часть этих проблем совпадает со всем миром, часть отличается. Начнем с того, что совпадает. В мире идет революция прорывных технологий. Это открывает новые возможности и новые вызовы для бизнес-образования. Кто думал раньше о том, что можно вывести лучшего профессора из Гарварда на экран монитора и провести с ним сессию, не выезжая из Москвы? Появляется абсолютно новый уровень конкуренции. Для бизнес-школ России и мира первый вызов — это необходимость адаптироваться к возможностям новых технологий, использовать их, чтобы поднять качество образования и не потерять национальный рынок.

Второй вызов – бизнес-образование в России и мире становится все более зрелым. Поскольку мир развивается с каждым годом все быстрее, а волатильность нарастает, люди хотят получать знания и навыки быстрее, эффективнее и конкретнее. Это возможно, если только бизнес-школы поддерживают теснейшую связь с реальным бизнесом. Пересказ книг не работает. Управленческий консалтинг, который раньше казался панацеей от всего, работает частично, потому что пока консультанты все осмысливают, предприятия убегают дальше. В этой связи все ведущие бизнес-школы России и мира сейчас начинают совместные проекты с корпоративными университетами или напрямую с компаниями, и вовлекают бизнеменов-практиков в состав своих преподавателей. У нас 19 преподавателей — это бизнесмены, которые читают лекции по вечерам и на уик-эндах, но у них свой действующий бизнес. Мы помогли им сделать курсы, они идут на «ура», потому что эти люди – специалисты в своих областях. Это общая практика, количество таких людей, а не профессоров и докторов наук, должно вырасти. Здесь должны работать практики, которые знают, что происходит в бизнесе.

Третий вызов присущ России и странам СНГ, даже в Китае он не настолько очевиден. Этот вызов связан с тем, что ни в законе об образовании, ни в подзаконных актах бизнес и управленческое образование нигде отдельно не выделено. Есть образование для спортсменов, для инвалидов, для детей и так далее. А вот управленцев как будто готовить не надо, как будто бизнес — это не профессия. То есть получается, что каждая кухарка может управлять государством. Вот мы и имеем то, что имеем — кухарок, которые управляют отвратительно. Так и должно быть – они кухарки по образованию. Нет понимания того, что управление — это отдельная профессия, как журналистика, педагогика или медицина. Бизнес-школы во всех университетах позиционированы очень высоко. Программы MBA считаются высшей формой магистратуры. Магистр делового администрирования стоит на корпус выше всех магистратур. Это программа только для тех, у кого уже есть управленческий опыт. И есть талант управленца, талант предпринимателя. Бизнес-школа сродни консерватории: если туда пришел талантливый музыкант с абсолютным слухом, ему помогают в огранке этого слуха, и он становится маэстро мирового уровня. Если в консерваторию придет человек, у которого нет слуха, вы можете работать с ним сколько угодно, но музыкантом он не будет. Вот этого понимания нет, в стране есть ощущение, что управлением может заниматься, кто угодно. Но кому-то дан талант танцевать, кому-то – петь. Вы когда-нибудь видели хороших балерин Большого театра, которые бы пели выдающимся вокалом? Нет, Господь Бог распределяет поровну: кто-то может управлять, кто-то занимается наукой, кто-то – блестящий актер. К слову, способность к управлению и лидерству, развитие эмоционального интеллекта определяется через тестирование. Нам нужно отбирать в стране людей способных и филигранно шлифовать их таланты. Это задачи бизнес-школ. Понимание того, что так должно быть, давно присутствует в мире. А у нас, в нашей стране – только начинает формироваться.

За последние два-три года на страну и на бизнес-сообщество выплеснули ушат помоев, направленных против программ MBA. Меня неоднократно просили ответить на критику МВА со стороны достаточно известных людей. Это было не просто. Я не знал, что отвечать, потому что интервью критиковалось то, что к МВА отношения не имело. Авторы брали свой негативный опыт учебы на программах второго высшего образования или теоретической магистратуры и приписывали проблемы те же проблемы программам МВА. Ни один из тех, кто резко критиковал программу MBA, ее не заканчивал. Как профессионал в области управленческой психологии я могу сказать: эти люди реализуют внутренний комплекс неполноценности через агрессию, и это очень плохо. Как в советское время критиковали Солженицына, не читая его, сейчас многие серьезно люди с пафосом гуру-практика рассуждают о программе, содержание, формат и акценты которой они не понимают. Поэтому получается бездоказательный разговор.

Связано ли это с глупостью отдельных людей или кому-то выгодно инициировать подобные атаки?

- В отношении инициаторов я не знаю. Искать заговоры - не мое кредо. Мне кажется, что причина в другом. После 70 лет отрицания предпринимательства, отнесения прибыли к прибавочной стоимости, заявлений о том, что управленческий процесс вторичен, сложно перестроить психологию общества на то, что менеджмент надо серьезно и системно изучать. А между тем эффективность экономического развития и эффективность менеджмента крупнейших, крупных и средних предприятий имеют самую прямую корреляцию. Сегодняшняя производительность труда на значительной части предприятий страны вызывает чувство стыда. Пора к технологиям управления, лидерства и предпринимательства начинать относиться максимально серьезно. И, как мне кажется, здесь наметился определенный позитивный сдвиг. Особенно радует, что лучшие технологии и методологии современного менеджмента сегодня входят в практику не только в передовых российских компаниях, но и в практику управления на государственной службе.

На ваш взгляд, в чем отличие нынешнего поколения руководителей от прошлого, и какими качествами должно обладать следующее?

- Для каждого этапа истории нужно свое поколение руководителей. Омоложение руководителей регионов и ряда крупных предприятий страны, которое у нас наметилось, я воспринимаю, как очень правильный процесс. Если мы сможем этот процесс грамотно провести, привести к руководству ведущих компаний и фирм страны молодое, энергичное, талантливое и управленчески грамотное поколение, проявляя одновременно мудрое уважение к ветеранам, мы однозначно сможем повысить производительность труда и темпы экономического роста.

Но это только одна сторона медали. Мы по привычке сводим задачи бизнес образования к развитию человеческого капитала крупнейших компаний. Вместе с тем, не надо забывать, что в Европе, США, Китае сегодня 55-65 процентов (то есть около двух третей) ВНП формируется за счет компаний среднего бизнеса, фирм с финансовым оборотом от 50 миллионов долларов до миллиарда. Это те компании, которые составляют основу так называемой «гаражной экономики». Здесь создается львиная доля открытий и изобретений эпохи цифрового общества. Эти компании наиболее адаптивны к инноватике, нацелены на потребности потребителей постиндустриального столетия. Не случайно в зарубежной литературе их называют «скрытыми чемпионами XXI века». К сожалению, в России доля этой группы предприятий почти в двое меньше, чем в Европе, США и даже Китае. И все-таки они формируют 20-25 процентов нашего ВНП. Как правило, они предельно рыночно адаптивны, внимательны к потребностям конечных потребителей. Нам надо наращивать этот сектор экономики.

На протяжении последних 15 лет ИБДА РАНХиГС сознательно расширяет спектр программ бизнес образования, ориентированный на потребности российских «скрытых чемпионов 21 века». Учитываем в программах МВА и ЕМВА их пожелания и стремления. Я убежден, что все ведущие бизнес школы страны также уделять больше внимания именно этому сектору российской экономики. Это будущее нашей страны, мостик, который напрямую связывает ее с постиндустриальной эпохой, индивидуализацией потребностей и потребления, цифровыми технологиями. Тем более, что руководители таких предприятий, часто выросших на конкурентном рынке с нуля, без бюджетной поддержки и в условиях бесконечных проверок, тем не менее выживших, укрепившихся, нашедшие свою рыночную нишу и свою группу потребителей, необыкновенно ориентированы на новые знания. Они хотят взять и использовать все то, что им дают лучше специалисты страны и лучшие зарубежные практики. Это те, кого управленческая теория называет «позитивными дивиантами», адептами изменений, сторонниками прогрессивных новаций и технологий в бизнесе.

Чего вы ожидаете от Гайдаровского форума, последуют ли какие-то изменения после дискуссий? Какого вообще значение этого мероприятия для российской экономики?

- Спасибо за очень хороший вопрос. С моей точки зрения, Гайдаровский форум — одно из лучших социально-экономических событий, которые происходят в нашей стране. Это площадка, на которой встречаются люди разных профессий, люди разных поколений, так или иначе связанные с решением экономических, социальных, культурных, образовательных процессов, для того, чтобы обменяться точками зрения и услышать о лучших мировых практиках.

Я верю в то, что каждое новое поколение, каждый новый экономический скачок должен сопровождаться ментальным перепрограммированием. Вспомним хорошую библейскую легенду о Моисее, который ходил с народом Израиля по пустыне 40 лет. Почему 40 лет? Старая система ценностей рабства ушла, и появились люди, рожденные в новых условиях. Но людей, рожденных в новых условиях, тоже должен кто-то программировать и учить. События типа Гайдаровского форума собирают светил мировой науки, светил мирового образования, экономистов, бизнесменов, лидеров, политиков, госслужащих, людей, которым по хорошему «неймется», у которых не спящие глаза, которым хочется привнести что-то хорошее в жизнь.

Именно такие люди начинают идти в неизвестное, часто до конца не понимая, где будет конец этого пути. Утешаясь, что дорогу осилит идущий. Именно они начинают создавать новую ценностную систему, на которой должен произойти качественный экономический скачок, прорыв в науке и образовании страны. Поэтому Гайдаровский форум — это очень хорошо. Побольше бы таких форумов!

Обсудить на форуме (0)

mbatoday.ru, 2018-01-31
 
mba

mba



 
     
© 2004-2018 mba today, связь с нами. Перейти в начало сайта.